24.06.2020 15:53

Соотношение реституции, виндикации и кондикции

Соотношение реституции, виндикации и кондикции

Рассматриваются проблемы разграничения таких институтов частного права, как реституция, виндикация и кондикция. Оценивается место этих институтов в системе гражданского права РФ в соответствии с их законодательным регулированием.
Ключевые слова: реституция, виндикация, кондикция.

Вопрос о соотношении реституции, виндикации и кондикции давно рассматривается в Российском праве, но до сих пор не является решенным. Представляется необходимым отдельно исследовать вопрос о соотношении данных институтов в целях точного определения сферы их применения.

Проблема соотношения этих институтов (особенно реституции и виндикации) становится актуальной в случаях, когда стороной недействительной сделки является добросовестный приобретатель, который получил индивидуально-определенное имущество вследствие исполнения этой сделки. Права такого субъекта подлежат защите наряду с правами собственника или иного титулярного владельца [4].

Некоторые ученые рассматривают реституцию, как разновидность виндикации или кондикции. В частности, Д. О. Тузов считает, что «иск о реституции точно так же, как и виндикационный, направлен на истребование имущества из чужого незаконного владения. Его особенность состоит лишь в том, что само незаконное владение всегда возникает здесь вследствие исполнения недействительной сделки, реституция владения по своей правовой природе есть не что иное, как разновидность виндикации, частный случай её применения» [6].

Однако, не все согласны с этой позицией. Многие полагают, что реституция и виндикация - самостоятельные способы защиты. Такая позиция представляется наиболее точной, в её защиту можно привести следующие аргументы.

Во-первых, реституционный и виндикационный иск преследуют разные цели. Многие считают, что они оба направлены на защиту права собственности или же возврат владения [7]. Однако, правильнее было бы полагать, что цель реституции шире цели виндикации. Цель виндикационного иска состоит в восстановлении нарушенного владения вещью, в возвращении вещи непосредственно в обладание собственника [2]. Задача реституции более широкая - охрана имущественного оборота в целом [5]. Кроме того, основания этих исков различны. Виндикация применима только, если имущество выбывает из собственности владельца помимо его воли, реституционный иск возникает, как последствие недействительности сделки. Таким образом, можно сказать, что реституционное правоотношение может возникнуть только между сторонами сделки, а виндикационное - между собственником и любым незаконным владельцем. Из этого следуют и процессуальные различия (то есть предмет процессуального доказывания различен) - право собственности для виндикационного и недействительность сделки для реституционного иска.

Наконец, позиция о том, что виндикация и реституция - самостоятельные способы защиты, подтверждается самим законодателем. В частности, п. 34 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»: «В случаях, когда между лицами отсутствуют договорные отношения или отношения, связанные с последствиями недействительности сделки, спор о возврате имущества собственнику подлежит разрешению по правилам статей 301, 302 ГК РФ. Если собственник требует возврата своего имущества из владения лица, которое незаконно им завладело, такое исковое требование подлежит рассмотрению по правилам статей 301, 302».

Таким образом, можно сделать вывод о том, что реституционный и виндикационный различные по своей правовой природе иски, которые могут конкурировать друг с другом. Подобная конкуренция о применении реституции или виндикации существовала до 2003 года. Эта коллизия возникала всякий раз в следующей ситуации: лицо, которое обладало чужим имуществом, на ограниченном вещном праве или в силу договора, отчуждало это имущество. При этом лицо не имело соответствующих полномочий, в силу закона или договора, на осуществление права распоряжения этим имуществом. Таким образом, имущество передавалось новому добросовестному приобретателю. Суды при рассмотрении таких споров действовали следующим образом. Сначала они признавали ничтожную сделку, в которой участвовал добросовестный приобретатель, недействительной, и в порядке реституции имущество возвращалось лицу, проводившему отчуждение имущества, как стороне в сделке, а затем собственник был вправе истребовать свое имущество у этого лица с помощью виндикации. Таким образом, применение реституции нарушало права добросовестного приобретателя. Разрешение этой юридической коллизии появилось в постановлении Конституционного Суда в 2003 году. Она была разрешена в пользу обеспечения стабильности гражданского оборота, прав и законных интересов всех его участников, прежде всего добросовестных приобретателей [1]. Была подтверждена невозможность изъятия вещи в порядке реституции у добросовестного приобретателя. Защита прав собственника возможна лишь путем удовлетворения виндикационного иска, если для этого имеются предусмотренные статьей 302 ГК Российской Федерации основания, которые дают право истребовать имущество и у добросовестного приобретателя (безвозмездность приобретения имущества добросовестным приобретателем, выбытие имущества из владения собственника помимо его воли и др.).

Теперь стоит рассмотреть соотношение реституции и виндикации с таким правовым институтом, как кондикция. Кондикция - это принятое среди юристов наименование иска вследствие неосновательного обогащения, она является обязательственно-правовым способом защиты. Правила, регламентирующие обязательства вследствие неосновательного обогащения содержатся в главе 60 ГК РФ. Ранее отечественное законодательство рассматривало кондикционное обязательство как самостоятельный вид обязательств, стоящий в одном ряду с договорным, деликтным и виндикационным требованиями. Теперь в силу ст. 1103 ГК РФ неосновательное обогащение стало родовым понятием, так как приобрёло характер общей защитной меры, которая может применяться не только самостоятельно, но и совместно с другими требованиями [3]. Из нормы следует возможность применения кондикции вместо других исков, когда оснований для их использования нет или их недостаточно. Также применение норм о кондикционных обязательствах к имущественным требованиям, перечисленным в ст. 1103 ГК РФ, делает возможным применение иска из неосновательного обогащения совместно с другими исками. В этом случае конкуренции кондикции с другими исками нет, и институт неосновательного обогащения рассматривается как общая часть по отношению к другим, специальным, правилам, регламентирующим принудительное истребование имущества. В основе такой возможности лежит универсальный характер норм о неосновательном обогащении.

Доказательством того, что между кондикционным и виндикационным исками не может быть конкуренции, может служить тот факт, что сформулированный в ст. 301 ГК РФ иск виндикации отличается от требования из неосновательного обогащения характером истребуемого имущества: при виндикации могут быть истребованы только сохранившиеся в натуре индивидуальноопределённые вещи, при кондикции - вещи, определённые родовыми признаками. Данное правило основано на том, что в одном случае не происходит перехода права собственности (или иного правового титула), что предопределяет вещно-правовой характер защиты, то есть возможность применения виндикации, а в другом происходит, что исключает виндикационное требование, но допускает обязательственно-правовой иск из неосновательного обогащения. Из этого многие цивилисты делают вывод о том, что кондиционный иск может лишь субсидиарно дополнять виндикацию и не может приводить к отличным от нее результатам.

В заключение необходимо отметить, что законодатель сегодня старается преодолеть проблематику квалификации гражданских правоотношений, складывающихся в результате применения норм о виндикации, реституции и кондикции. Однако актуальность этой темы не снижается, поскольку с активным развитием гражданского оборота усложняются и гражданско-правовые отношения между собственниками, затрагивающие такие правовые проблемы и вскрывающие такие правовые коллизии, которые еще не исследованы российским законодателем. Представляется, что изучение критериев дифференциации виндикационных, кондикционных и реституционных притязаний может способствовать правильной квалификации спорных правоотношений в системе имущественного оборота.

Список использованной литературы
1. Аксенова Е. А. Виндикация или реституция // Коллегия. 2003. № 4.
2. Иоффе О. С. Гражданско-правовая охрана интересов личности в СССР. М., 1956.
3. Климович А. В. Статья 1103 ГК РФ: Новый аспект реализации кондикционных обязательств // Сибирский юридический вестник. 2001. № 2.
4. Козяр Н. В. Проблемы "конкуренции" исков при применении последствий совершения ничтожных сделок // Научные ведомости БелГУ. 2011. № 8 (103).
5. Синицын С. А. Виндикация, реституция и кондикция: проблемы соотношения // Законодательство. 2003. № 8.
6. Тузов Д. О. Реституция и виндикация: проблемы соотношения // Вестник ВАС РФ. 2002. № 3.
7. Шанхаев С. В., Селиверстов А. В. О практике применения исковой давности при рассмотрении споров о выселении граждан из занимаемых жилых помещений. М., 2012.

Е. Л. Денисова

Соотношение реституции, виндикации и кондикции

Опубликовано 24.06.2020 15:53 | Просмотров: 146 | Блог » RSS


Рекомендуем: