10.10.2020 16:27

Хронотоп и исторический контекст романа-антиутопии Карин Бойе «Каллокаин»

Хронотоп и исторический контекст романа-антиутопии Карин Бойе «Каллокаин»

Литературное произведение неразрывно связано с контекстом эпохи, в которую это произведение создавалось. Это утверждение применимо и к роману-антиутопии шведской писательницы Карин Бойе «Каллокаин» (1941 г.). В статье мы рассматриваем соотношение хронотопа и исторического контекста.

Известный ученый М. М. Бахтин ввел термин «хронотоп» (дословно времяпространство) в литературоведение, взяв его из математического естествознания, и отмечал: «Между изображающим реальным миром и миром изображенным в произведении проходит резкая и принципиальная грань. <...> Но, при неотменном наличии принципиальной границы между ними, они неразрывно связаны друг с другом и находятся в постоянном взаимодействии» [1; 403].

Когда мы подходим к рассмотрению двух, как отмечает М. Бахтин, отличных друг от друга и вместе с тем взаимосвязанных хронотопов - реального и изображенного, - мы получаем возможность пойти в двух различных направлениях в нашем исследовании.

С одной стороны, есть необходимость рассмотрения исторического контекста, предшествующего написанию литературного произведения, а с другой - последующую «жизнь» произведения, его восприятие, перевод на другой язык и принятие или неприятие в рамках другой культуры. В этом смысле такой социально-обусловленный жанр как антиутопия является уникальным и любопытным объектом для исследования. В исследовании мы затрагиваем обе стороны, о которых было сказано выше.

Жанр антиутопии востребован в современном литературном процессе. Главными чертами этого жанра можно назвать авантюризм, фантастичность вымысла, интерес к будущему, социальная направленность и др. Возникновению этих специфических черт предшествовали исторические, культурные и технические предпосылки.

Жанр антиутопий начал активно распространяться уже в конце XIX века, даже когда ещё не существовало самого термина. Среди авторов произведений с антиутопическим началом назовём Жюля Верна, Джека Лондона, Джерома К. Джерома, Валерия Брюсова.

Резкий подъем антиутопии произошел в начале ХХ века, после Первой мировой войны, в ходе которой впервые было применено оружие массового поражения. Развитие технического оснащения изменило характер производства, и его эффективность резко увеличилась. Такое активное развитие в том числе военной техники рождает вопрос о последствиях: к чему это всё приведёт, если такие события происходят в настоящем? Насилие человека над природой в связи с ростом технического прогресса привело к разрыву естественных биологических связей. Индустриализация цивилизации разрушила традиционные отношения между людьми, процесс деперсонификации был запущен и, как следствие, возникло понятие «человека массы». Для граждан Советского Союза усугубилась политика «военного коммунизма», насилие возрастало. Отсюда, в первую очередь у писателей, возникают сомнения о возможности построения справедливого государства.

Время и пространство в антиутопии обладают особыми характеристиками. Пространство чаще всего географически замкнуто, при этом глобальность изображённого максимально расширена, она применима ко всему миру, человечеству, планете. Время же в антиутопии не исторично. Особенностью хронотопа становится отдалённость времени-пространства, необходимость дистанцироваться, но даже при описании будущего, в художественном тексте сохраняется ощущение реальности и настоящего времени.

Исследователи биографии шведской писательницы Карин Бойе отмечают, что историческими предпосылками для создания романа «Каллокаин» могли быть поездка в СССР в 1928 году и период жизни в Берлине в 1932-1933 гг.

В 1930-е годы к власти в Германии приходит национал-социалистическая партия во главе с Гитлером и усиливаются нацистские настроения, что становится предметом обсуждения в западных странах и причиной создания антигерманских коалиций. Роман «Каллокаин» можно считать реакцией на политическое напряжение в Европе.

В письме своему близкому другу Эббе Линде (Ebbe Linde) от 6 сентября 1940 года Карин Бойе рассказывает о своем новом романе (здесь и далее перевод автора статьи):

«Только что я, изрядно попотев и поругавшись, закончила <...> роман о будущем, но не совсем утопию. <.> Раз мне было страшно писать, то пусть читатель также ощутит немного моего ужаса, черт возьми. В романе идет речь о ситуации в следующем столетии, когда несколько крупных тоталитарных стран борются за мировое господство, и Государство полностью контролирует индивидов» [3; 414].

Таким образом, Карин Бойе, на основе происходящего в настоящем, старается заглянуть в будущее, предположить, к чему может привести нынешняя ситуация и выражает свой страх перед этим будущим.

Что касается антиутопических романов в СССР, то судьба публикаций практически каждой антиутопии неутешительна. В первую очередь вспоминаются классические труды: это Замятин и его роман «Мы», написанный в 1920 году и опубликованный только в 1988, это Оруэлл и «1984», созданный в 1949 г. и опубликованный в 1985, «О дивный новый мир» Хаксли 1931 г., фрагменты которого появились в 1935, а вот полный текст лишь в 1988 году. На этом фоне выход «Каллокаина» в «Антологии скандинавской фантастики» в 1971 году кажется практически невероятным. Однако человеку, знакомому с текстом оригинала, станет понятна возможность такого шага в столь ранний, ещё пропитанный идеологией Советского союза, год. В русском переводе присутствуют лакуны, порой очень внушительные, до 5 объемных предложений, составляющих целые абзацы.

Например, в русском переводе мы находим следующее описание одной из локаций города: «Так я размышлял, стоя у входа в подземку. Прошло четыре поезда; четыре раза толпа людей выливалась на свет, пока, наконец, не явилась Линда» [2; 74]. Теперь как этот отрывок представлен в оригинале: «Так я размышлял, стоя у входа в подземку и видел, словно во сне, как охранник ходит взад-вперед вдоль увенчанной колючей проволокой стены, отделяющей район. Прошло четыре поезда; четыре раза толпа людей выливалась на свет, пока, наконец, не явилась Линда» [4; 132]. В переводе была исключена часть предложения, которая, можно сказать, кардинально меняет восприятие пространства, которое приобретает более закрытый, замкнутый и зловещий характер.

В ходе исследования было выявлено более 20-ти упущений в переводе на русский язык, в том числе касающихся описания Всемирного Государства, главного хронотопа романа «Каллокаин». Можно ли говорить об аутентичности переводного произведения? В современном переводоведении этот вопрос является открытым. Но одно совершенно очевидно внесение коррективов в оригинальный текст посредством его сокращения несет к потере задуманного автором восприятия произведения. И тот страх, отмеченный Карин Бойе в письме, в полной мере возникает после прочтения именно оригинала, но не перевода на русский язык 1971 года.

Итак, мы выяснили, что хронотоп непосредственно связан с другими категориями произведения, продемонстрировав это на соотношении хронотопов реального и художественного. Как мы видим, антиутопия является социально-направленным жанром и не мыслится в отрыве от общества. Антиутопический роман является реакцией на предшествующие его написанию исторические события, время мыслится как настоящее, хотя и ориентировано на описание будущего. Явления художественного пространства могут повторять различные существующие реалии. Это приводило к запрету публикаций, так как являлось слишком явной аллюзией на существовавший в то время политический строй. Ведь целью власти являлось создание (в их понимании) успешного и счастливого государства, но так как средства не всегда являлись гуманными, писатели-антиутописты выступали с критической оценкой действий властей.

В случае с изданием перевода «Каллокаина» отрицательные и неугодные детали были попросту вычеркнуты. И, как мы видим, это негативно влияет на целостность и даже правильность восприятия произведения.

Список литературы
1. Бахтин M. Формы времени и хронотопа в романе. Очерки по исторический поэтике / М. Бахтин // Бахтин М. Вопросы литературы и эстетики. Исследования разных лет / М. Бахтин. - М.: Художественная литература, 1975. - С. 234-407.
2. Бойе К. Каллокаин : роман / К. Бойе // Антология скандинавской фантастики. - М.: Молодая гвардия, 1971. - Т. 20. - 384 с. - (Библиотека современной фантастики : в 25 т.).
3. Boye K. Ett verkligt jordiskt liv : Brev / K. Boye. - Stockholm: Albert Bonniers forlag, 2015. 458 s.
4. Boye K. Kris. Kallocain. Dikter / K. Boye. - Stockholm: Albert Bonniers forlag, 1967. - 347 s.

Аннотация. В статье анализируется соотношение хронотопа и исторического контекста в художественном произведении жанра антиутопии. Рассматриваются вопросы исторического влияния до и после создания текста, адекватности существующего перевода.
Ключевые слова: хронотоп, история XX в., исторический контекст, шведская литература, жанр, антиутопия, перевод.

А. А. Мешкуть

Хронотоп и исторический контекст романа-антиутопии Карин Бойе «Каллокаин»

Опубликовано 10.10.2020 16:27 | Просмотров: 136 | Блог » RSS


Рекомендуем: