23.06.2019 20:11

Языковая картина мира в современной российской музыкальной культуре XXI века

Языковая картина мира в современной российской музыкальной культуре XXI века

Музыкальная культура XXI века в России - явление сложное и многоплановое. Эта культура во многом вбирает в себя особенности мировосприятия современного человека, в частности, отражает все сложности и противоречия внутреннего мира представителей молодого поколения, подверженных рефлексии, самоанализу, часто испытывающих депрессивные состояния в силу разрыва между мечтой и реальностью [1; 2]. Поэтому зачастую эмоциональные переживания, связанные с чувством любви или сопровождающие состояние влюбленности, становятся центростремительной силой, которая притягивает все размышления о жизни, порождает попытки найти свое место в этом мире и т. д. [3]. На наш взгляд, одним из наиболее ярких примеров, отражающих эту общую тенденцию, является творчество группы «Интонация», представляющее безусловный лингвистический интерес. В рамках данной статьи мы решили обратиться к анализу текстов [см., например, 2] указанной группы. Материалом для анализа послужили тексты песен «Вера внутри», «Давление», «Визави», «Невыносимая» и др.

Как правило, композиционную канву текстов группы «Интонация» образуют противопоставления, сопоставления определенных сущностей, процессов, внутренних состояний; единство противоположных образов оттеняет трагизм ощущений, остроту размышлений и переживаний, тончайшие переливы души («Холодным потом в гейзер души»; «Кометы след шлейфом в небе В тени Луны подобен фейерверку»; «Отпусти ненужный груз, послушай – Эта музыка внутри тебя льется наружу»; «Мы хотели и делали глупости. Я заботливо, ты хочешь грубости»). В игре слов мы находим тонкое отражение игры смыслов («Не наследить тут, а следы оставить. И пусть в итоге я ни с чем останусь»). Необычные однородные ряды разноплановых и даже где-то проти¬воположных понятий символизируют близость низменного и возвышенного («Небо иль пыль. Ангелы и демоны»; «Планета, люди, движение»; «Невыносимая, но моя»; «Кто в ней души не чает. Так слеп и так отчаян»). Познание внешнего мира возможно только для человека, испытывающего чувство любви или переживающего состояние влюбленности («Как долго я искал тебя, моё спасение»; «Новые ощущения, что так нужны были». «И так нежны они, как я жил без них»).

Звукопись завораживает и рождает ассоциативно-логические ряды понятий, явлений, сущностей («Парад планет, голодных зим десерт - бисером снег»). Шелест звуков словно подчеркивает легкий шелест шагов во времени и пространстве, легкую и неуловимую поступь времени («...Мой космос. Да я и сам давно забыл про воздух вовсе. С тобой, возле или порознь»).

Каждой строчкой музыканты подчеркивают вечность, всеобъемлемость времени, но оно сосредоточено, словно сжато на строго определенном, узком отрезке пространства. Кажется, что в тексте каждой песни лирический герой остро и даже болезненно ощущает на себе это пространство, которое часто ассоциируется у него с помехами, преградами, с ограничением свободного движения и, следовательно, свободного выбора («Если люди убегают в споры. Там заборы, коридоры; Бережно храни, укутывая мысли, Как в свертки кисти - Может быть, найдешь ту пристань»).

Очень ярок и однозначен образ отсутствия движения, что метафорически воплощает ограничения творческого порыва, ожидание и в то же время невозможность душевного полета («Тысячи лиц поверх. Сонный проспект, мольберт»).

Обыгрывание паронимов, логические совмещения разных значений омонимичных корней слов («И тут степь, по степи step by step»; «Душе душно»; «Среди прочих причин мелочных Следы не точных, точечных»), в том числе наложение корней русского языка на английские корни слов, что порождает каламбурные сочетания, емко выражающие мысли, чувства, состояния лирического героя, более глубоко погружающие нас в его внутренний мир, мир мыслителя и странника, исполненного неземных тревог, космических переживаний и бесконечных исканий сути своего бытия («Там за горизонтом пыль спрячет за пазухой миры»).

Чтобы передать всю полноту чувств, всю глубину душевных состояний лирического ге¬роя, авторы текстов нередко прибегают к приему гиперболизации («И если я пою на весь мир, весь мир - танцуй»; «И только мы на самом краю земли Встретим первыми новую жизнь»).

Четко и последовательно от текста к тексту прослеживается концептуальная метафора движения, рождающаяся в единстве противоположных состояний и устремлений («То лёгкий шаг, то бег; как бы успеть?»; «Ты мечта, и я уже лечу к тебе по встречной»; «Ковыль слоняется везде. И лишь во сне вальсирую я с ней Под колыбельную Вселенной всей»; «Ведь я не Немо, Чтоб так далеко заплыть сумел я»).

Внутренние переживания не просто детализируются, они становятся почти осязаемыми, воплощаясь в емких образах физических состояний («Это не мое сердцебиение! Это не душе душно, это давление; Головокружения и жжения, А в груди душе и уже не я. В грозах та же тень, Из под ног земля»). Усиливают восприятие поэтических образов и паронимические совмещения, созвучия, образующие логические цепочки взаимосвязанных, вытекающих друг из друга явлений, образов, ощущений («головокружения» и «жжения»).

Острое, почти физическое ощущение времени и пространства лирическим героем песенных текстов всегда материализовано в образах космических объектов, а также в метафорических образах различных пространственных преград. Попытка осознать, где я есть, когда и зачем я существую, реализована в поэтических строчках за счет метафоры движения: перемещение во внешнем мире символизирует мучительные движения сознания, путешествие в границах разума, поскольку любой ищущий смысла жизни - вечный странник, и эту мысль последовательно утверждают музыканты. При этом лейтмотивом каждой песни звучит мысль о том, что внешний мир вторичен, первичны только чувства героя (в первую очередь, чувство любви, состояние события, полной гармонии с любимым человеком, ощущение растворения во внутреннем мире любимого человека).

Таким образом, тексты песен группы «Интонация» представляют сгусток философских исканий, размышлений о сути бытия, об индивидуальных границах человека во времени и пространстве, о зыбкости внешнего, временного и вечности внутреннего, сущностного, составляющего, по мнению авторов текстов, первооснову. Кроме того, в определенной степени эти идеи являются своеобразным связующим звеном между творчеством различных молодых музыкантов. Иными словами, это объединяющая концепция современной российской музыкальной культуры ХХI века, представленной в специфической языковой картине мира.

Литература
1. Рашкофф, Д. Медиавирус. Как поп-культура тайно воздействует на наше сознание [Текст] / Д. Раш- кофф. - Москва, 2003. - 238 с.
2. Кара-Мурза, С. Г. Манипуляция сознанием [Текст] / С. Г. Кара-Мурза. - Москва: Эксмо, 2006. - 394 с.
3. Морозов, А. В. Психология влияния [Текст] / А. В. Морозов. - Москва, 2000. - 283 с.
4. Тексты песен (слова) группы «Интонация (In2nation)» [Электронный ресурс] // Топ популярных текстов песен на GL5.RU : [сайт]. - URL: https://www.gl5.ru/in2nation.html. - Проверено: 09.03.19.

Власова О. В.

Языковая картина мира в современной российской музыкальной культуре XXI века

Опубликовано 23.06.2019 20:11 | Просмотров: 241 | Блог » RSS


Рекомендуем: