29.11.2023 22:24

«58 статья» в судьбе моей семьи

«58 статья» в судьбе моей семьи

Аннотация. В статье прослеживается эволюция понятия «контрреволюционное преступление» в довоенном советском уголовном законодательстве, его конкретных составов и наказаний, а также показывается, какую роль сыграла печально знаменитая 58 статья Уголовного кодекса РСФСР в судьбе семьи автора.
Ключевые слова:58 статья, контрреволюционное преступление, высшая мера наказания, судьба прапрадеда, реабилитация.

Выбор автором темы не случаен. С установлением в начале 1930-хгг. Тоталитарного режима И. В Сталина уголовное законодательство стало использоваться не только для борьбы с преступностью, но и как орудие массовых репрессий. Одной из жертв этого режима стал мой прапрадед- Софронов Дмитрий Богданович. Но для того, чтобы лучше понять, за что он был в 1937 г. расстрелян, были изучены: во-первых, история возникновения и развития в советском уголовном праве понятия и конкретных видов «контрреволюционного преступления» с 1917 по 1960 год; во-вторых, специфика проведения процесса по контрреволюционным преступлениям в 1930-е гг.

Впервые определение «контрреволюционного преступления» было дано в 57 статье Уголовного кодекса (далее – УК) РСФСР 1922 г.[3;153].В 1926 г. в связи с принятием нового УК РСФСР понятие и конкретные составы «контрреволюционного преступления» были собраны в 58 статью. Но на этом «совершенствование» этой статьи не прекратилось. Так, например, в 1934 г. п. 58.1 был разделен еще на несколько подпунктов, а именно: 58-1а, 58-1б, 58-1в, 58-1г. К трагической судьбе моего деда имеет отношение п. 58-1а, который содержал в себе такое понятие как «измена Родине», заключавшая в себе следующие действия: «шпионаж, выдача военной или государственной тайны, переход на сторону врага, бегство или перелёт за границу», которые карались расстрелом с конфискацией всего имущества, а при смягчающих обстоятельствах – лишением свободы на срок 10 лет с конфискацией всего имущества»[4;421]. В общей сложности с 1922 по 1953 г. изменниками Родины в СССР были признаны около миллиона человек. В этом числе был и мой прапрадед – Софронов Дмитрий Богданович.

Д. Б. Софронов, карел по национальности, родился в 1894 г. в старинной карельской деревне Корза Кунгозерского сельского совета Пряжинского района АКССР.1917 г. застал его в армии. Однако, участвовал ли он в Гражданской войне, мне неизвестно, но известно, что в 1919 г. он вернулся домой и женился на А. С. Авдеевой.

В конце 1920-х гг. в нашей стране началась коллективизация. Одним из ее последствий стал голод 1932-1934гг. В своей предварительной справке за апрель 1933 г. заместитель полномочного представителя ОГПУ в Ленинградском военном округе А.С. Запорожец нарисовал страшную картину, сложившуюся в Карелии к тому времени: так, например, в Пряжинском районе в январе 1933 г. значительная часть населения употребляла почти исключительно древесную кору с незначительным количеством примеси хлеба»[2;161]. Предположительно в этом же году мой прапрадед стал председателем колхоза «Новая Корза». Мы с моим научным руководителем нашли важный для моей семьи документ под названием: «Спецзаписка Пряжинского Райотдела НКВД в УНКВД КССР о ходе весеннего сева в районе» от 4 мая 1937 г., в которой упоминался и мой прапрадед: «колхоз “Новая Корза” сеять не начал не смотря на имеющиеся условия, но председатель колхоза Софронов упорно идет против начала сева»,полагая, что время уборки урожая совпадет с сеноуборочными работами, поэтому можно остаться без сена, так как на уборку и того, и другого у колхоза не хватит сил. К тому же он считал, что при более позднем посеве урожай будет лучше[1;272]. Такая его позиция вполне могла быть позже расценена как вредительство (ст. 58-7).

30 июля 1937 г. вышел оперативный приказ наркома ВД СССР Н.И. Ежова № 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов». За 4 месяца были определены контрольные цифры по количеству арестов. Для Карелии «они составляли 1000 человек, 300 из которых должны были быть расстреляны». Однако, как утверждает И. Р. Такала, по данному приказу вместо 300 было расстреляно 1690 человек[2;161].Предполагаем, что именно под данный приказ, как «антисоветский элемент», мог попасть и мой прапрадед.

После издания закона от 26 апреля 1991 г. «О реабилитации жертв политически репрессий» дочь Дмитрия Богдановича – Е. Д. Загоровская решила выяснить причину, по которой был арестован и расстрелян ее отец. В ответ на ее запрос КГБ КАССР 11 декабря 1991 г. дало ответ, в котором был подробно описан состав преступления (правда, без указания конкретных пунктов 58 статьи). Оказалось, что Д. Б. Софронов был арестован 22 сентября 1937 г. районным отделом НКВД и обвинен в том, что он «являлся участником контрреволюционной повстанческой организации, посещал нелегальные сборища этой организации, вел контрреволюционную агитацию, вредил в колхозе, передавал шпионские сведения». Таким образом, в данном перечислении указаны действия, соответствующие ст. 58-11, 58-10, 58-7, 58-6, но основной является ст. 58-1а УК РСФСР 1926 года. Для нас до сих пор остается загадкой, участником какой «контрреволюционной повстанческой организации» являлся мой прапрадед. Надеюсь, что дальнейшие поиски позволят мне когда-нибудь это выяснить.

Уже 8 октября 1937 г. он был приговорен республиканской «тройкой» к расстрелу, а 14 октября расстрелян. Известно, что до расстрела мой прапрадед содержался в Петрозаводской тюрьме, что дает основание предположить, что он захоронен в окрестностях Петрозаводска.

Судьба членов семьи моего прапрадеда сложилась более счастливо, чем это должно было бы быть, т. к. 15 августа 1937 г. Н.И.Ежовым был подписан новый приказ № 00486 «Об операции по репрессированию жен изменников родины», а также решить судьбу детей осужденных. По сведениям И.Р. Такала, уже к началу 1938 г. в стране было репрессировано 27114 жен и 36795 детей «врагов народа»[2;161].

На момент, когда прапрадеда расстреляли, его дети были несовершеннолетними, но не они, ни его вдова не были репрессированы. Более того, старший сын моего прапрадеда, мой прадед – В. Д. Софронов участвовал в Великой Отечественной войне, был награждён орденом «Красной звезды», «Отечественной войны II степени», а после войны – медалями «За взятие Берлина», «За победу над Германией», «За освобождение Варшавы». Почему к семье моего прапрадеда не был применен приказ Ежова, мне неизвестно. Однако на основании закона от 1991 г. его дети – как потерявшие родителей, были признаны пострадавшими от репрессий.

Итак, данную работу я посвятила своему прапрадеду – Д. Б. Софронову. Прискорбен тот факт, что в период сталинский репрессий тысячи ни в чем неповинных людей были признаны «врагами народа» и расстреляны. Эти люди погибли напрасно, а ведь они могли сделать многое как для своей семьи, так и для страны в целом.

Список использованных источников и литературы
1. Климова, А. В., Макуров, В. Г., Филатова, А. Т. Неизвестная Карелия: Документы спецорганов о жизни республики 1921-1940 года / под ред. В. Г. Макурова; Петрозаводск, 1997. – 272 с.
2. Такала, И.Национальные операции ОГПУ/НКВД в Карелии // В семье единой: Национальная политика партии большевиков и ее осуществление на северо-Западе России в 1920-1950-е годы. Петрозаводск, 1998. – 161с.
3. Уголовный кодекс РСФСР [электронный ресурс]: Введен постановлением ВЦИК от 26 мая 1922 г. N 15, ст. 153. Доступ из справочно-правовой системы Консультант-Плюс.
4. Уголовный кодекс РСФСР [электронный ресурс]: Введен постановлением ВЦИК от 22 ноября 1926 г.N 54, ст. 421. Доступ из справочно-правовой системы Консультант

А.В. Степанова

«58 статья» в судьбе моей семьи

Опубликовано 29.11.2023 22:24 | Просмотров: 104 | Блог » RSS